23 февраля
04 декабря 2019 39550 0

Вячеслав Дерев: «Видит Бог, я этого не хотел»

Экс-сенатор от Карачаево-Черкесии после выхода на свободу и долгого молчания ответил на вопросы КАВПОЛИТа
Вячеслав Дерев. Фото: \
Вячеслав Дерев. Фото: "Ъ"

usahlkaro КАВПОЛИТ Автор статьи

Одно из главных событий уходящего года в регионе – громкое уголовное дело семьи Арашуковых. 30 января 2019 года в зале Совета Федерации был задержан сенатор от КЧР Рауф Арашуков. При задержании присутствовали генпрокурор России Юрий Чайка и Председатель Следственного комитета Российской Федерации Александр Бастрыкин. Тогда генпрокурор обратился к сенаторам с просьбой снять с Рауфа Арашукова сенаторскую неприкосновенность в связи с тем, что он подозревается в особо тяжких преступлениях. Надо сразу отметить, что подобных прецедентов в России никогда прежде не было.

Рауф Арашуков в суде после задержания. Фото: ТАСС

По информации Следственного комитета России правоохранителями была установлена причастность отца и сына Арашуковых к хищениям газа, заказным убийствам и другим эпизодам преступной деятельности на протяжении более чем 10 лет. Так, инкриминируемые Арашуковым заказные убийства относятся к 2010 году. Тогда были последовательно убиты руководитель общественного движения «Адыгэ-Хасэ» Аслан Жуков и кандидат в председатели Правительства Карачаево-Черкесской Республики Фраль Шебзухов. 

Отец экс-сенатора Рауль Арашуков также был задержан 30 января 2019 года, как сообщали некоторые СМИ прямо на рабочем месте в «Газпроме». По версии следствия, Арашуков-старший создал преступное сообщество с целью хищения газа у «Газпрома» на сумму более 30 млрд. руб.

Наибольший резонанс в КЧР получили именно эпизоды, связанные с расправой над Жуковым и Шебзуховым. Первые слухи о причастности Рауля Арашукова к убийствам появились практически сразу после совершения преступлений. Спустя некоторое время были задержаны киллеры, а искать заказчиков республиканские правоохранители упорно отказывались.   

Родственники убитых неоднократно обращались к федеральным властям с требованием довести расследование этих дел до конца, проводили пикеты и митинги в центре Черкесска, требуя перестать затягивать расследование убийств и задержать заказчиков. Родственники на протяжении многих лет обращались в общественные организации, выступали на съезде черкесского народа КЧР, где в подробностях рассказывали о произошедших убийствах. Общественность также требовала справедливого разбирательства.

Одним из тех, кто первым открыто заявил о том, что расследование умышленно обходит стороной персоналии Арашуковых и потребовал открытого честного расследования был известный черкесский бизнесмен и общественный деятель, в то время являвшийся членом Совета Федерации от КЧР – Вячеслав Дерев. Примечательно, что ровно за 11 месяцев до ареста Арашуковых, в марте 2018 года, в своем доме в Черкесске Вячеслав Дерев был задержан следственно-оперативной группой центрального аппарата Следственного комитета России, после чего был этапирован в Москву и помещен в СИЗО. Тогда многие СМИ писали о том, что арест Дерева – откровенная месть в его адрес со стороны клана Арашуковых за активную позицию по вопросу расследования давних убийств, и, кроме того, способ изолировать строптивого экс-сенатора, который знал и рассказывал слишком много.

По иронии судьбы, спустя месяц после ареста Арашуковых, в начале марта 2019 года Московский городской суд освободил Вячеслава Дерева из-под стражи. С тех пор, Дерев избегал общения с прессой, отвечая, что занимается здоровьем, сильно пошатнувшимся в условиях СИЗО, и внуками. Однако, сенатор сделал исключение и согласился ответить на несколько вопросов КАВПОЛИТа.

- Вячеслав Эдуардович, большое спасибо, что нашли время и согласились пообщаться с нами! Известно, что лично к вам, как действующему в то время сенатору и одному из наиболее уважаемых в черкесских кругах людей, родственники и друзья убитых Жукова и Шебзукова обращались за советом и помощью, просили помощь преодолеть несправедливость и волокиту в расследовании. Сегодня отец и сын Арашуковы задержаны, сидят в Москве в изоляторе «Лефортово» и, судя по всему, окажутся на свободе еще очень нескоро. Наряду с Рауфом и Раулем Арашуковыми арестованы многие их предполагаемые сообщники: высокопоставленные силовики, газовики, руководители предприятий. Как могло так получиться, что многие годы на территории региона действовало преступное сообщество, члены которого нарушали закон, жили на широкую ногу, и никто из тех, кому по долгу службы положено надзирать за подобным, не обращал на все это безобразие внимания?

- Важно понимать, что у Арашуковых были покровители везде. В сентябре 2017 года у меня состоялась интересная встреча. Это было поздней ночью в Черкесске, рядом с кафе «Кристалл». Встреча была с руководителем управления Следственного Управления Следственного комитета РФ по КЧР Виктором Наумовым. У нас с ним были нормальные взаимоотношения. Мы друг друга знали, часто встречались в общих кругах. Но он боялся Арашуковых и довлеющего над ним его прямого начальства. И всё, что творилось Арашуковыми, происходило под непосредственным покровительством конкретных лиц из числа руководителей Следственного комитета на Северном Кавказе. Поэтому Наумов был с двух сторон поставлен в положение, которое было ему не по нраву. Я думаю, он хотел сохранить хорошие взаимоотношения и своё лицо в данной ситуации, насколько это было возможно.

В тот вечер и позвонил мне с просьбой о встрече. Мы встретились у кафе «Кристалл» и он стал говорить про Арашуковых. Он просил, чтобы я оставил их в покое. Я ему ответил, что у меня против них ничего не было, я не делил с ними ничего. Но… Они убили двух близких мне людей (Жукова и Шебзухова). Я объяснил, что уже дал слово оказать всю посильную помощь их родственникам и что по этой причине я со своих «рельсов» не сойду. И доведение их дела до конца это уже дело чести. Наумов тогда намекал, скорее даже предупреждал, что за мою позицию по отношению к Арашуковым я буду иметь неприятности. Когда я ответил, что меня этим не остановить и не напугать, он в гневе разбил свои очки, швырнув их об забор. Он стал объяснять, что я не понимаю, во что ввязываюсь. Конечно, я понимал.

Вячеслав Дерев после ареста. Фото: Рамблер

Второй разговор с Наумовым состоялся за несколько месяцев до моего ареста в марте 2018 года. Посадили меня 6 марта, а встреча состоялась в конце 2017-го. Встретились на том же месте. Там уже разговор был жестче, и Наумов прямо мне сказал, что меня посадят из-за Арашуковых. Я тогда ответил ему, что он также участвует в этом шантаже, что он такой же соучастник. Наумов отвечал, что, он вынужден так поступать. Я и на второй встрече сказал, что не отступлюсь от своих принципов.

Видит Бог, я не хотел говорить всего этого, выносить это на всеобщее обозрение. Потому что во всём, что произошло, правоохранители были лишь инструментами в руках Арашуковых. Даже в звании генерал-лейтенантов, они были марионетками в большой игре. И когда, я сейчас вижу, как задерживают пехоту, типа следователя по особо важным делам СКР по КЧР Андрея Филиппова, я недоумеваю. Правда, я не хотел об этом всём говорить. Меня интересовали только два человека, отец и сын Арашуковы. Это они организовали убийства, это они держали на поводке правоохранителей. И по этой причине в течение 10 лет не раскрывались убийства и другие преступления Арашуковых. Именно по этой причине в 2012 году, сразу после моего интервью «Российской Газете», было возбуждено лживое уголовное дело на работников семейного предприятия – многие правоохранители тогда были послушным инструментов в арашуковских руках.

- Как следует из многочисленных публикаций в СМИ, да и исходя из того, что поговаривают в республике, противостояние между Арашуковыми и вами началось давно. Так ли это?

- Я не могу назвать то, что проходило, между нами, противостоянием. У меня не было противоречий с Арашуковыми ни в бизнесе, ни в политике – только ситуация с Жуковым и Шебзуховым – я считал своим долгом сделать все возможное для объективного расследования их убийств.

Сразу после убийств я встречался с политическим и общественным деятелем, кинорежиссером Станиславом Говорухиным, ездил к нему с Жанной Шебзуховой и Анжелой Жуковой. Огромное спасибо ему, он один из тех, кто активно «двигал» эту тему и помогал в становлении справедливости. С его помощью мы пытались донести информацию до руководства силовых структур в Москве. 

Была и та самая статья в «Российской газете» с моим интервью, с которой всё началось. Статья была опубликована 15 февраля 2012 года. В ней мы коснулись темы политических убийств Жукова и Шебзухова, да и темы Арашуковых в целом. Статья получила большой резонанс в регионе, поскольку никто раньше не выступал с такой информацией публично. Через неделю после этого 22 февраля 2012 года, было возбуждено то самое уголовное дело, которое расследуется по сей день и в рамках которого я ровно год с марта 2018 по март 2019 провел в СИЗО. На протяжении последних десяти лет я не раз пытался примирить Арашукова-младшего с родственниками убитых, поскольку он сам просил у меня такого совета. Но на деле ничего для примирения он так и не сделал. А сейчас я ничем уже не могу посодействовать – решение это вопроса теперь в компетенции суда.

- Можно ли говорить о том, что «клан Арашуковых» фактически разгромлен?

- Повторюсь, что сейчас стоит повременить с лозунгами и дождаться выводов суда. Могу лишь сказать, что, по мнению людей, которые продолжают ко мне обращаться за помощью и поддержкой, далеко не все члены ближайшего окружения Арашуковых задержаны, а некоторые до сих пор занимают серьезные посты. Полагаю, что некоторые высокопоставленные связи Арашуковых сохранились, но действия этих людей уже не будут иметь корыстных целей, связанных с наживой.

Дело в другом – они замазаны в делах Арашуковых, поэтому будут делать все чтобы спасти себя, избежать ответственности, чтобы их не привлекли как сообщников.

- Почему же, на Ваш взгляд, эти люди до сих пор не задержаны? Мало доказательств?

- Не стоит спешить с выводами. Вполне вероятно, что такова тактика следствия. Им виднее, время покажет. Я в это лезть не хочу и верю, что справедливость восторжествует.

0 Распечатать

Наверх